Белорусский да Винчи: Язеп Дроздович в пяти картинах

be Brave
02 Декабря 20217 минут на прочтение
Большую часть советской эпохи Язепа Дроздовича считали чудаком, рассказывающим о жизни на других планетах. Но в 80-е годы, когда началась новая волна национального Возрождения, художники и искусствоведы всерьёз присмотрелись к творчеству белорусского художника и до сих пор разбирают наследие Дроздовича, называя его национальным брендом. Специально для Now Полина Юргенсон коротко поведает об уникальном белорусе, который продвигал свою культуру, когда это только становилось мейнстримом. И покажет особенности творчества в пяти картинах Дроздовича, выставленных в наших музеях. 
Полина Юргенсон
Зовёт всех в музей смотреть белорусское искусство  

Почему Дроздович — наш да Винчи? Объясняем автопортрет

Впервые так Дроздовича назвал его современник Пётр Сергиевич. Дело в том, что Язеп был увлекающейся натурой. Художник занимался и литературой, и историей, и этнографией, специально ездил в экспедиции, собирал национальные песни, обряды, вёл археологические раскопки. Всё это сопровождалось изучением космоса: Дроздович интересовался астрономией и открытием жизни на других планетах. По большому счёту, Язеп прежде всего определял себя как просветительскую личность, учёного. Отсюда и яркое сравнение с да Винчи, который был таким же многогранным. 

Свою увлеченность и уникальность Дроздович хорошо осознавал, поэтому в автопортрете изображает себя в трёх обличьях: Дроздович-астроном, Дроздович-художник, Дроздович-историк. И действительно: никого похожего на Дроздовича не было в ХХ веке и нет сейчас. Его творчеству попросту нет аналогов в мировой художественной практике. 

«Автопортрет», 1943 г. Холст, масло

Из коллекции Музея древнебелорусской культуры Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы Национальной академии наук Беларуси

Инстаграм прошлого. Картины, на которых разные уголки страны

После семи лет службы в российской армии, в 1917 году Язеп Дроздович возвращается домой, в Витебскую область. Здесь основывает народную библиотеку, любительский театр и даже подумывает об открытии Академии искусств. Но в скором времени после создания БССР переезжает в Минск — тут становится учителем рисования, работает иллюстратором и художником-декоратором. 

В Минске Дроздович создаёт серию изображений города. На картины попали Замчище, Верхний город, Татарское предместье. Сейчас это — район Немиги и площади Свободы, так что искать знакомые черты города в рисунках столетней давности стоит где-то там. 

«Минск. Вид со стороны больничного сада на площадь Свободы», 1919 г. Бумага, тушь

Из коллекции Национального художественного музея 

Серии о белорусских деятелях

Дроздович стал своего рода реставратором национальной памяти для Беларуси. Художник был одним из первых, кто поднял тему исторической живописи и стал говорить больше о ключевых людях в истории страны. Франциск Скорина, Всеслав Чародей (Полоцкий), Рогволод — всех изображал Дроздович. И не просто изображал, а создавал целые серии картин об их жизни и рассказывал про них. 

«Колокола. Всеслав Полоцкий сидит в темнице под палатами киевского князя», 1923 г. Картон, масло

Из коллекции Национального художественного музея

Космос и инопланетяне

В 30-е Язеп Дроздович начинает активно интересоваться космосом. В те времена безработный художник постоянно проводил время в библиотеках. Там он полностью окунался в тему космоса и «заглядывал» в него во снах. Дроздович был убеждён, что наделён даром ясновидения и что посещает разные планеты — совершает «астральные путешествия» на Луну, Марс, Сатурн и Венеру.

Свои сомнамбулические сны художник подробно описывал в дневниках, искал им научные подтверждения и делал зарисовки карт местности, ландшафтов, архитектуры, растений, животных и инопланетян. Некоторые из его графических листов становились большими живописными работами, которые можно найти в нашем художественном музее. При том многое увиденное на других планетах напоминало Дроздовичу Землю и иногда Беларусь. 

Стоит сказать, что в 1930-е наука не знала, что Марс, Луна, Венера и Сатурн необитаемы. Тогда люди допускали мысль о жизни на других звёздах, планетах и спутниках Солнечной системы. Дроздович не дожил до момента, когда человек полетел в космос, поэтому серьёзно подходил к своим исследованиям и космическим обитателям. Например, к «контактам» с жителями Сатурна. Он даже издал первую книгу на белорусском языке по астрономии «Небесные орбиты». В ней изложил ряд теорий о происхождении планет Солнечной системы и вращении Земли. 

«Сатурнянки осматривают свои зимовочные пещеры», 1932 г. Холст, масло

Из коллекции Национального художественного музея

Уникальные ковры-маляванки

Расписные ковры (чаще можно встретить белорусское название «маляванки»), зародившиеся в 30-е годы, стали популярным явлением. Их можно было купить на любом рынке и принести домой в качестве украшения или подарка. Люди даже приглашали разных художников расписать ковёр. Часто такие мастера работали просто за еду и ночлег и, как правило, не подписывали работы. Так же делал и Дроздович. Только у него был свой подход к созданию маляванок. 

Сложно определить точный год, когда именно художник стал заниматься расписными коврами, но выполнял он свои работы по канонам, в авторской манере и с увлечением. Если мы возьмём его маляванки, то увидим обычные для них элементы — орнаментальный фон или лебедей. Но то, что он делал дальше, — это поистине авторский подход и воплощение его космических и романтических тем. Дроздович создавал не просто декоративный ковёр, а картину. Два в одном. В своих дневниках он писал, что всё это ради приобщения людей к культуре. Так он хотел выработать у них вкус и стремление к прекрасному. 

Коврик с замком над озером «Ноктюрн». 1937 г. Холст, масло

Из коллекции Историко-культурного музея-заповедника «Заславль»

Несмотря на то, что Дроздович оставил большое литературное, художественное и научное наследие, умер он безызвестным и непонятым в 1954 году — в больнице в местечке Подсвилье Глубокского района. 

После Второй мировой войны у художника начались проблемы со здоровьем, картин он стал писать меньше. Чиновники, академсообщество и даже обычные люди сыграли не на пользу: они не понимали творчество Дроздовича, поэтому уничтожали его работы как ненужные и недостойные внимания. 

Но что сейчас? Сегодня белорусского да Винчи ценят и любят. Его картины висят в Национальном художественном музее, а творчество исследуют научные сотрудники. Так что он — однозначно один из тех художников, с которых стоит начинать изучать историю белорусского искусства. 

Где увидеть работы Дроздовича вживую

Большинство картин из подборки можно найти в Национальном художественном музее — в Минске, на ул. Ленина, 20. Посетить можно в любой день, кроме вторника. Цена билета — 8 рублей для взрослых и 4 рубля льготный. Необычная живопись выставляется на третьем этаже, где находится белорусское искусство ХХ века. Опознать её несложно — картины Дроздовича легко узнаваемы среди остальных. Маляванки же скоро можно будет посмотреть в Заславле. Там обещают открыть целый музей, где выставят не только работы Дроздовича.

Если вдруг нет возможности сходить в музей, то познакомиться с творчеством Язэпа Дроздовича можно на сайте. В 2012 году его открыли неравнодушные белорусы, которые назвали себя «группой заинтересованных товарищей». Здесь можно увидеть картины, собранные в галереи по темам и направлениям, рукописи художника и почитать больше о его биографии.