Top.Mail.Ru

Во что вкладываться, если вокруг штормит?

be Smart
27 Октября 20228 минут на прочтение
Гуляя по выставкам, кроме предметных обсуждений можно услышать вопрос: “Почему это столько стоит?” Специально для Now Полина Безуглая поговорила с креативным директором Альфы и художником Павлом Омелюсиком и выяснила, как формируется стоимость и какие работы белорусских художников могут стать инвестицией.  
Полина Безуглая
На фото Павел Омелюсик

Что влияет на ценник?

В современном мире есть арт-рынок, который формируется за счет имени художника, галерей и ярмарок искусства. И, если с первыми двумя пунктами всё понятно, то на последнем стоит остановиться. Арт-ярмарки — это глобальные выставки искусства, в которых участвуют галереи, выставляя художников. Самые яркие примеры, которые можно сходу назвать —  ArtBasel, арт-ярмарка мирового масштаба, или же ARTVILNIUS, ближайшая для нас ярмарка и самая крупная в Балтийском регионе:

— При этом, если мы говорим о Беларуси, то рынок искусства у нас не до конца сформирован. Поэтому цены художники формируют самостоятельно по ряду факторов. С одной стороны это, может, и хорошо, с другой — плохо, но так есть, — отмечает Павел Омелюсик.

Работы Павла Омелюсика
Среди факторов, которые образуют цену, может быть масса вещей. В общий перечень будет входить вес имени художника в арт-среде, личная история автора и самого произведения, наличие работ мастера в ведущих музейных коллекциях, его персональные выставки, оценка работ художника критиками, участие в международных проектах, внесение его работ в авторитетные каталоги, а также техника, качество и размер работы. Все эти критерии подвижные и могут меняться с течением времени:   

— Художник живет-живет, а потом заключает контракт со значимой галереей. Они договариваются о выставке и продаже произведений. Выставка проходит успешно, покупают много работ. Таким образом цена этого художника вырастает. Но, выходя обратно на рынок, он не может сказать, что его картины стоят дешевле или дороже, чем в назначенную галереей цену во время выставки. К примеру, они стоили $1 тыс. и продавать такие же работы за $3-5 тыс. получится как-то несправедливо. Так что дальше художник будет держаться в рамках сформированных цен — это правильно, — рассказывает Павел.

Работы Александра Некрашевича 
Сейчас в Беларуси есть значимые галереи, в которых престижно выставиться. Они также могут участвовать в процессе оценки произведения вместе с художником:

— В галерее должны работать профессионалы, которые будут знать не только одного конкретного художника, но и остальных тоже. Там профессионалы понимают, на какой “ступеньке” находятся автор: где он учился? Какой у него опыт? Сколько он работает? Работает ли вообще сейчас? Если художник много работает, то продается ли? Если не продается, то почему? Может, он не актуален или у него очень дорогие работы. А, может, и наоборот работы очень дешевые, поэтому его не покупают. Такое тоже может быть, ведь кто-то ищет картины за определенную цену. В общем, надо надеяться на профессионализм галеристов и их знание рынка, художников, среды, в которой все они варятся. 
Конечно, есть случаи, когда художник приходит в галерею, назначает свою цену, а галерея отвечает: “Мы не можем тебя продать, потому что это дорого и не для наших покупателей. Ты еще молодой автор, а ставишь такой же ценник, как у успешных художников, которые крутятся и продаются по всему миру. Давай мы снизим его и посмотрим, как ты будешь продаваться, если все окей, то повысим цену обратно”.

В остальном же ценообразованием никто в Беларуси не занимается. Даже если художник выставляется на платформе по продаже искусства, как например Artcenter.by, то цену выставляет он полностью самостоятельно. При этом подобные платформы, как и галереи, либо добавляют к стоимости работы определенный процент, который потом заберут за свою работу, либо заранее прописывают, что заберут с назначенной художником суммы, в том случае, если работа продастся. 

Где искать искусство для покупки и кого покупать?

О том, где в интернете искать произведения искусства для покупки, мы уже рассказывали в одном из предыдущих текстов. Однако, если хочется посмотреть на картины вживую, то можно заглянуть в галереи. Правда, с ними все не так просто. Галерею, в которую идешь за покупкой картины или скульптуры, нужно выбирать исходя из того, что именно ты ищешь. Как отмечает Павел, места в Минске есть разные:

— Есть, например, наш центральный художественный салон. Там выставлены разношерстные художники — приходишь и там висит очень много всего. У них есть зал, где проводят выставки. Они постоянно меняются, соответственно, так что здесь уже смотря на какого художника попадешь. Продают там в основном живопись и графику. Похожее место с солянкой из разных художников есть в DanaMall. У них на стенах я ни разу не видел чего-то интересного, но в загашниках — есть. Следующее, что могу назвать — галерея DK. Там бывают хорошие художники. И, наверное, самая интересная и модная сейчас — это галерея A&V.

Бывают, конечно же, и абсолютно разные художники, которые работают в своих стилях и техниках. Так что при покупке произведений в этом вопросе также стоит опираться на собственные предпочтения и экспертизу галеристов, если она необходима. Со своей же точки зрения Павел согласился дать пару имен белорусских современников, которые не обесценятся: 

— Руководстводствуясь своим мнением, вкусом и видением, о вложениях в искусство могу назвать тех, в кого стоит вкладываться, эти художники будут расти в цене. Я знаю их опыт, знаю лично и как они работают, знаю, что они в профессии и будут цениться. Кроме того, если бы у меня был на это бюджет, то их бы купил и я: Александр Некрашевич, Александр Доманов, Владимира Концедайлова, скульптуры Александра Шаппо и сейчас самый крутой и модный художник — Андрей Осташов.

Работы Андрея Асташова 
И, мне кажется, что самое крутое вложение — это вложение в молодых авторов, но у нас никто этим не занимается. Я один раз пришел на просмотр в Академию искусств в конце их семестра: просто на коридоре стояли безумно красивые акварели. И я понимаю, что человек — гений, а его наброски просто стоят где-то на полу. В того молодого автора я бы вложился, вот честно. Важно разглядеть это талант, и его развить в коммерческой жилке. Но этим галереи не занимаются, никто не занимается у нас в стране вообще. Люди не ищут по Академии искусств талантливых художников, не вкладывают в них деньги, галереи не делают им выставки. И я не знаю почему, это как-то странно. Если бы у меня была галерея и выход на мировой рынок, то я бы только молодыми и занимался, раскручивал бы их. 

Как понять, что работа стоит своих денег?

Конечно, когда человек просто хочет вложить деньги и купить картину при этом понимать, что через 5-10 лет она не упадет в цене, то если он не разбирается, лучше обратиться к специалисту и знающим людям.

— У меня был такой случай недавно, — рассказывает художник. — Приехала знакомая с Кипра, чтобы купить здесь картины и оформить дом. Написала мне и сбросила фотографии, что ей понравилось с галерей и салонов. Я раскритиковал выбранное, и тогда мы вместе пошли в галереи. Нас пустили в загашники, где есть коллекции художников. Там вместе с ней мы отбирали работы, и я говорил, что стоит покупать, а что — нет. Дальше уже перебрались в мастерские авторов, которые ей понравились, и она решила, что хочет покупать. Понятно, у нее не хватило денег сразу — того бюджета, что у нее был на три картины не хватило ни на одну. Тогда она вернулась домой, перевела деньги и ей переслали работы почтой, — с улыбкой рассказывает Павел. — А как поступать другим людям, которые тоже нуждаются в подобной помощи, сложный вопрос. В любой галерее есть специалисты. Они вам подскажут, какие художники у них висят: кто модный, а кто нет, кого из авторов стоит купить, потому что их работы уже коллекционная вещь и так далее. В общем, надо ходить, смотреть и искать.

Работа Николая Селещука

А стоит ли вообще заниматься инвестициями в искусство, если нет арт-рынка?

На этот вопрос Павел уверенно отвечает, что можно. У белорусской истории искусств есть авторы, которых повесишь на стену и не будешь волноваться, что работа подешевеет.
—  Если взять наших умерших художников, то это отличное вложение средств. Их картины не будут дешеветь, а будут только дорожать. Так, например, работы белорусского художника и графика Николая Селещука у нас в стране вы уже не купите, их возможно отыскать только в каких-то частных коллекциях. Стоит сказать, что даже при жизни его картин было очень мало в Беларуси. Или, например, работы художника и скульптора Бориса Заборова, если можно его считать белорусским художником, конечно. Его картины вы вряд ли найдете в Беларуси и сможете купить просто так.

Работы Сергея Гриневича
Покупать можно и работы наших современников. Успешные художники, которые работают и выставляются сейчас, вряд ли это бросят. Скорее продолжат развиваться, работать и расти в цене. К тому же, даже если они бросят искусство, картины все равно дешевле не станут. В таком случае можно сказать, что они ценны, потому что больше подобных не будет — работы начнут только дорожать. А если художник выбьется на мировой рынок, как Сергей Гриневич… Берите любую его картину, и она уже точно не подешевеет на завтра. Человек вышел на мировой уровень, и его картины покупают еще до того, как он их нарисует. Или же другие белорусские авторы, как например, Андрей Задорин, за работами которого придется побегать, или Наталья Залозная, у которой часто бывают выставки в Беларуси. Я бы покупал их работы не глядя, — говорит Павел.

Работы Натальи Залозной