Компьютерные клубы, поездки в Москву и “крышевание”. Прошлое белорусского киберспорта

be Brave
15 минут на прочтение

2 часть

“Нулевые” - расцвет компьютерных клубов, где школьники и студенты пропадали неделями. Время зарождения киберспорта в Беларуси, появления первых команд, собиравшихся на базе самых крутых клубов. Ностальгируем по тем временам вместе с Денисом Богушем, владельцем клуба “Тарантул” и председателем Белорусской федерации киберспорта

Глеб Лепейко
Журналист
Денис Богуш
Председатель БФК, владелец "Тарантула"

Два вида компьютерных клубов

Были такие Карабасы-Барабасы, которые от детей брали по 5 тысяч, по 10, клали их на полку, а в конце дня просто забирали деньги. Они не думали об апгрейдах, ни о чём. Ни малейшего понимания, ни взгляда в будущее у них не было. Это одна прослойка клубов. 

Вторая была с минимальным пониманием маркетинга. Там владельцы пытались делать свои клубы популярнее всех вокруг, даже если у них хватало денег только на жизнь. Они, конечно, делали то же самое - принимали деньги. Но собирали из “детей”  команду, которая играла в клубе и привлекала друзей для игры “5 на 5” по вечерам. Этой команде давали поиграть бесплатно или делали скидку. Но деньги всё равно были, потому что о клубе чаще говорили, его команда участвовала в ЛАНах (турнирах, которые проводятся в каком-то помещении, а не через интернет).

Вторая прослойка - это “Тарантул”, “Катана” и V4. Они инвестировали в себя всё, что зарабатывали. Их владельцы не нуждались в финансах, потому что имели альтернативный бизнес. Превыше всего стоял спортивный интерес.

О начале компьютерных клубов и “крышевании” бизнеса

Всё началось в 1999-2001 годах. “Тарантул” открылся в 2002-м уже с “поддержкой”, потому что один из соучредителей был из “тех” ребят.
 
В то время многие “бандюганы” открывали легальный бизнес, потому что понимали, что времена меняются. И в один день к нам пришли другие “крышевальщики”, назначили “стрелу”, но им быстро всё объяснили и пожали руки.

Это был очень понятный бизнес с точки зрения единовременного вложения. Ты открыл зал, поставил 40 коробок - и они приносят деньги. И те, кто “крышевал”, сразу понимали, что деньги тут есть, их можно выбивать.

В 2004-2005-м эта тема прекратилась. Очень выросло количество милиционеров на одну живую душу. И мы нередко помогали милиционерам - например,распечатать список неблагополучных семей/квартир). Они в ответ спрашивали, есть ли у нас какие-то проблемы, и помогали их решать. Ну, и некоторые бандиты надели пиджачки с галстучками и влились в легальные структуры.

О законодательстве

Лицензионный Windows можно было найти только у тех клубов, которые на слуху. Максимум 5 машин, которые часто оставляли свободными на случай, если придёт проверка. 

Для санстанции мой клуб построили инопланетяне. А в СанПиНе до сих пор прописаны нормы для мониторов с электронно-лучевой трубкой! Никто не знал про стандарты, которые уже разработали в Европе и принимали тогда даже в России. Здесь приходили и говорили, что вокруг компьютера должно быть 4-5 свободных метров. Ставили свои советские приборы, которые измеряют электромагнитное поле и вибрацию. Да эта штука создаёт большую вибрацию, чем мой компьютер! Но они говорили: “Уровень вибрации превышает норму”. И ты не можешь поспорить.

Тогда мы раз в квартал платили штраф, писали бумагу: “Обязуемся принять меры”. На две недели выносили часть компьютеров, пока проверка ещё раз не заглянет - и возвращали обратно. 

Раньше в клуб мог прийти любой пожарный, милиционер или сотрудник санстанции, чтобы инициировать проверку по всем пунктам. Потому что тогда они тоже видели, что это бизнес, который работает. И мы прекрасно понимали, что каждый штраф позволит санстанции... Купить новое оборудование, поменять плитку, купить нормальные мониторы.

О конкуренции и зарождении киберспорта

Компьютерным клубом “Катана” управлял Женя "ugin" Ерофеев, сейчас он менеджер команды Na’Vi. В клубе V4 владелец был из обеспеченной семьи... И я с “Тарантулом”. 

Вот мы трое между собой и соревновались: участвовали в отборах на турниры в Россию с призовыми в 1,5-3 тысячи долларов, тратились на девайсы команд, билеты в Москву, минимальное содержание. Мы постоянно апгрейдили компьютеры, потому что уже тогда понимали, что хорошему игроку нужен хороший FPS (кадры в секунду) на хорошем экране.

Коммьюнити тогда было безумно активное. Мы ездили в Москву на “уазике”, чтобы поиграть с Топ-3 России. Тряслись всю дорогу, приезжали, садились на батарею в клубе, отогревались. Играли и, в лучшем случае, заселялись в гостиницу за 35 долларов с человека в сутки и были счастливы - потому что прошли во второй день турнира! А если бы мы не прошли, мы бы опять сели в эту “буханочку” и поехали домой.

Киберспорт у нас начался примерно в 2005 году, когда национальная команда поехала на World Cyber Games в Сингапур. Мы провели белорусскую квалификацию во Дворце молодёжи. Samsung должен был рассчитаться с нами как с подрядчиком, но деньги были только на отправку команды в Сингапур. Тогда нам предложили своеобразный бартер - “плазму”. Она до сих пор висит и работает у меня в клубе. Весит 38 килограммов и греет как камин. Представьте, две зимы эта панель пролежала у меня в беседке, завёрнутая в одеяло, а сама беседка была закрыта лишь целлофаном! И ничего, работает.

Как правило, команды назывались именем клуба, в котором они воспитывались. Мы друг у друга хантили игроков. Перед чемпионатом за пару дней - это же святое, чтобы “Тарантул” у “Катаны” украл кого-нибудь. В “Тарантуле” был соцпакет - деньги на такси из кабака:) И клуб всегда был готов денежно помочь команде, если она собралась куда-то вечером пойти отдохнуть.

Как умер бизнес компьютерных клубов

Бизнес компьютерных клубов умер в 2007 году. В 2006-м вроде всё было ровно, но стали доступны потребительские кредиты, очень многие семьи набрали их и купили себе домой средненький компьютер. Потом грянул кризис. Дети дома через полгода-год не получали того кайфа, как от игры в клубе, но мама им говорила: "Слушай, какой клуб? Я тебе купила машину за тысячу долларов?! Сиди и играй". 

Появился интернет, начали появляться команды, конкретные сообщества. Они собирались на каких-то форумах, команды играли больше в онлайне. И для нас это был переломный момент, нужно было решать - или заново инвестировать довольно большие деньги в жёсткий апдейт (а это примерно 40 тысяч долларов), или закрываться. V4 и “Катана” закончили своё существование буквально за 2-3 года. 

Остался только “Тарантул”, но он уже не собирал составы, а стал площадкой для мероприятий, куда приходило коммьюнити, образованное в онлайне. 

Продолжение следует...

*Все фотографии носят иллюстративный характер.
Денис Богуш - председатель Белорусской Федерации Киберспорта (БФК), с которой у Альфа-Банка есть общий топовый продукт: карта AlfaCyber, созданная специально для сообщества геймеров и их зрителей. Уникальные дизайны “пластика” с личным никнеймом, донаты на развитие белорусского киберспорта, классные предложения от партнёров - то, что даст карта AlfaCyber своим обладателям:) Из ближайших вкусностей: оформление AlfaCyber может стать билетом на Unicon & GameExpo Minsk 2019 - мы об этом уже рассказывали.

Узнать о карте всё и заказать её можно здесь.