Что такое трансформационные игры и могут ли они изменить жизнь?

для амбиций
09 марта 20237 минут на прочтение
Сегодня невероятно популярны психологические игры, которые достают из подсознания ответы на волнующие жизненные вопросы. Как это работает? Действительно ли они помогают лучше понять себя? Попробовали разобраться вместе с экспертами в этой теме.

Что это такое?

Разновидность настольных игр, сфокусированных на самопознании. Человек приходит с вопросами, попадает в различные смоделированные ситуации и постепенно приходит к ответам. Такой формат — своего рода тренажер, когда в развлекательной, непринужденной форме участники пишут или переписывают сценарий собственной жизни. Нашему мозгу все равно, реальна создаваемая картинка или воображаема. Он создает те же нейронные связи, которые работают в обычной ситуации. Так же, например, устроены полетные тренажеры для пилотов.

Понятие игры в психологии прочно ассоциируется с Эриком Берном. В своем бестселлере «Люди, которые играют в игры» он предложил концепцию трансактного анализа — анализа человеческих взаимодействий, которые автор называет играми. По Берну, человек в любой момент жизни находится в одном из трех Эго-состояний: Родителя, Взрослого или Ребенка. В раннем детстве нас программируют на один из жизненных сценариев — победителя, непобедителя или неудачника. Берн рассказывает о вариантах таких сценариев и способах их переиграть — изменить заложенные установки и разрешить себе жить по собственным правилам.

В конце ХХ века стали популярны трансформационные игры, которые можно разделить по направлениям:
  • игры, предназначенные для самопознания;
  • терапевтические игры, которые используют психологи и психотерапевты;
  • бизнес-игры для развития деловых навыков, коммуникации и поиска креативных решений.
В большинстве игр используются поле, карты, кубик и фишка. В отличие от обычных настолок, в трансформационных играх присутствует ведущий. Он совмещает функции коммуникатора, режиссера и тренера личностного роста. Точки трансформации — это зоны игрового поля, где участник анализирует собственные ресурсы и внешние факторы, которые мешают или помогают достижению цели. Результат — ответ на вопрос, решение проблемы или свежий взгляд на ситуацию. 
Остановимся подробнее на направлениях. Мы попросили рассказать о трансформационных играх разных специалистов: практиков игр для самопознания, психолога и HR-директора. 
Анастасия Алексейкова, мастер игры «Просто»: 

Сейчас я мастер новой игры, которая во многом опирается на японскую концепцию о смысле жизни «Икигай». По факту мы рассматриваем весь предыдущий жизненный и профессиональный опыт игрока, чтобы прийти к его формуле самореализации. Это точка, где сферы «что я хочу и люблю делать», «что я могу делать», «что нужно людям и миру от меня» и «за что мне платят деньги» пересекаются и подсвечивают ту самую нишу призвания.
С какими запросами люди приходят в игру?

— Запрос может быть любым, но укажу популярные:
  • как монетизировать любимое дело;
  • не получаю отдачи от проекта, что делать дальше, чтобы он приносил удовольствие и деньги;
  • хочу сменить профессию, но не знаю, какую нишу выбрать;
  • надоела рутина, хочу изменений, но не знаю, каких.
У меня есть кейс, когда в игру пришли два партнера, которые не могли определиться с концепцией нового проекта. Таким образом, в игре было не два игрока, а три: партнеры и сам проект. Игроки принимали личные решения, а проект также жил своей жизнью на игровом поле. Партнерам вместе нужно было преодолевать путь за него: рассуждать, искать общие цели и, разумеется, договариваться.

Чего больше в игре — науки или эзотерики?

— Диалога с подсознанием. В нем уже есть все ответы. Если вы можете сформулировать вопрос, значит, до ответа осталась пара шагов. Наш мозг боится неизвестного, стагнирует перед глобальными задачами и всеми силами старается избежать ответственности. А на поле игры все не по-настоящему. Мы можем строить самые грандиозные планы, проходить через любые рисковые сценарии, ставить амбициозные цели. А потом, в действительности, запрос уже не кажется таким сложным или страшным, и нашему сознанию проще его реализовывать.
Для кого трансформационные игры?

— Они подойдут тем, кто задается вопросами своей профессиональной и социальной реализации. Играть могут те, кто ищет новое направление. Например, мама в декрете, пекущая торты, может быть одной из миллиона, а может создать уникальное предложение — делать свадебные маффины с предсказаниями и быть в этой нише первой.

Мы часто обесцениваем собственный опыт. «Подумаешь, могу красиво оформить обеденный стол и устроить романтический ужин», «Ой, все умеют писать, что в этом такого?». На самом деле то, что вы воспринимаете как данность, для кого-то огромная польза или мечта. Главная мысль — у вас уже есть всё, чтобы действовать, получать удовольствие и результат. 

Как применять ответы из игры в реальной жизни?

— Первое, что я рекомендую, — расслабиться и вообще забыть, что игра была. Все уже произошло: мы построили новые нейронные связи, прошли жизненные сценарии без рисков и страха, на любопытстве и игровом задоре. Задача игрока — быть бережным к себе в первые дни и отмечать, где теперь его фокус внимания. Мы раскрыли запрос, расставили приоритеты и составили первый план действий. А дальше можно переходить к его выполнению в комфортном для себя темпе, главное — не забросить.
Руслан Шарафутдинов, проводник игры «Лила»:

— По первой профессии я инженер-технолог, но не проработал по ней и дня. Всю жизнь моя деятельность связана с людьми, около года я веду игру и обучаю других мастеров.
Я глубоко убежден, что игру нельзя вести только с точки зрения психологии или только с точки зрения эзотерики. На игру приходят люди с разными потребностями и восприятием, поэтому для одних игра идет с практическим уклоном, для других это более мистический опыт.

Кто приходит играть?

— По моей статистике, на игру приходят люди около 30 лет. Это такой возраст, когда человек уже успел пройти по навязанному пути: выбранное родителями образование, нелюбимая работа, ненужные вещи, чужие достижения. Когда неудовлетворенность жизнью достигает определенного пика, человек либо чем-то глушит ее, либо начинает задаваться вопросом: «Что я делаю не так?» 

Какова роль проводника в игре?

— У проводника как минимум должно быть призвание работать с людьми и помогать им. Для мастеров игр психологическое образование не обязательно, но оно однозначно будет прекрасным дополнением.

Можно ли навредить человеку игрой?

— Конечно. Как и в любой деятельности, важен человеческий фактор. Если неверно объяснить человеку значение клетки на игровом поле, он может сделать что-то абсолютно ненужное в своей жизни и усугубить ситуацию. Поэтому роль проводника в игре очень велика: от его опыта и поддержки во многом зависит результат участника.
Алёна Сахута, психолог:

— Чаще всего психологи подбирают игры по своему профилю либо те, которые нравятся и вдохновляют их самих. Трансформационные игры бывают узко и широко направленные. Одни помогают ведению бизнеса и обращению с деньгами, другие позволяют осознать страхи на пути к действиям, подсказывают примерную модель духовного и жизненного пути.
Прежде чем присоединиться к трансформационной игре, участнику следует сформировать первичный запрос: «как принять свою женственность», «хочу сменить работу», «как найти любимого человека» и так далее. Исходя из запроса проще сделать выбор игры.

Могут ли трансформационные игры заменить сеансы терапии?

— Это эффективный инструмент в работе психологов и коучей. Но заменить сеансы психотерапии игрой не получится, потому что у них разные задачи. Во время игры участник может разглядеть паттерны своего поведения, какие-то скрытые повторяющиеся события, особенности личного выбора. А вот разбираться с этим дальше лучше на терапевтических сессиях, ведь заметить что-то – лишь первый шаг на пути к изменению.

Важно ли психологическое образование для проводника игры?

— Проводнику важно иметь психологическую или коучинговую подготовку. Мало знать правила — нужно понимать, как направить игроков помочь самим себе. Где задать дополнительный вопрос, а где оставить человека в размышлениях и не навязать свою точку зрения.

Однако, если мы говорим о человеке в устойчивом состоянии, без депрессии или других диагностированных заболеваний, то ведущий игры без психологического образования ему вряд ли навредит. В худшем случае человек получит испорченное настроение, ощущение «денег на ветер» и недоверие к подобным практикам в будущем.
Марина Арефьева, HRD IT-компании:

— Как HR-директор я познакомилась с трансформационными играми, решая задачу повышения доверия и открытости в команде. Я убеждена в том, что развлечения не работают на командообразование. Сотрудники сплачиваются, только решая сложные задачи и делясь сокровенным. Именно с целью сплочения и объединения я использовала такой инструмент.
В моем кейсе мы использовали три игры с одной командой: ценности, мечты и желания, предназначение. Первая игра была самой сложной и самой «прорывной»: нужно было говорить о ценностях на уровне личности, команды и компании. Мы редко делимся личными ценностями, а ценности компании, как правило, «доводим» до сотрудников. Каково было мое удивление, когда, говоря о ценностях компании, управленцы совпали с командой на 8 из 10. Хотя официальных и описанных в брендбуке ценностей у бизнеса на тот момент не было.

Для каких команд подходят трансформационные игры?

Они точно подойдут не всем компаниям. Для иерархичных и авторитарных корпоративных культур лучше подобрать другие инструменты. Игры подходят для команд, которые не боятся говорить не только о профессиональном, но и о личном. Не боятся быть несовершенными, готовы развиваться через принятие слабых сторон и опоры на сильные. Игры помогают решать такие бизнес-задачи, как командообразование, формулирование ценностей, работа над ролями в команде, развитие креативности и нестандартного решения проблем в компании.

Режим работы в праздничные дни


Физ. лица

Юр. лица